Ереван кавказская пленница

You wanna go to heaven but you never want to die.
A silent scream for freedom turn to
Fire turn to water turn to
Stone’s the same,
the sky’s the same,
it doesn’t roll away
The other side where life goes on is
Close and yet you know it’s just a lie!

Ты хочешь попасть в рай, но не желаешь умирать.
Сдавленный крик о свободе превращается в
Огонь, который становится водой, которая превращается в...
Те же камни,
то же небо,
оно не исчезает.
Другая сторона, за которой продолжается жизнь,
Становится ближе, но ты уже знаешь — это всего лишь ложь.

Stratovarius. "Dragons".


АНОНС КНИГИ

По Танзании без тормозов,
или Вынос мозга по-африкански

От автора
Медленно тянется время, превращаясь в путевые заметки. И под баобабом в африканской деревне, и на обочине дороги среди полей, и в палатке под крики гиен, и на плывущем к Занзибару пароме среди спящих на полу женщин, и на пляже озера Танганьика среди мужчин, стирающих свою одежду, - слово за словом, каждый день появлялись рассказы о происходящем вокруг - удивительном, невероятном, а иногда и опасном.
Сразу после прилета в аэропорт я поняла, что эта поездка будет особенной, не такой как все предыдущие. Невозможно удержать все интересное в памяти, но у меня был мой мобильный телефон, на котором я начинала эту книгу, впечатывая стилусом букву за буквой, и много-много времени - целых два месяца приключений, когда каждый час насыщен событиями, новыми знакомствами, борьбой за выживание.
Как всегда в новой стране, я старалась проникнуть в чужую культуру, в повседневный быт людей, узнать, как они живут, как передвигаются по стране, какие проблемы их волнуют. Здесь часто не говорят по-английски: простым людям это и не надо - они живут вдали от туристических мест. Но с каждым годом путешественники все чаще забредают в труднодоступные деревни, а европейцы уже многие годы здесь живут и работают. Им иногда проще выучить местный язык, чем найти того, кто понимает английский. Вот и я выучила необходимый минимум слов на суахили, чтобы не растеряться при любой ситуации. Спросить дорогу, купить бутылку воды, ответить «хорошо» на вопрос «как дела?» - я могла. И я знала, что если кто-то рядом рассказывает что-то и упоминает «мзунгу» - значит, этот человек говорит обо мне. Ведь я - мзунгу, то есть белая. Поэтому ко мне - особо пристальное внимание, особо настойчивые предложения помочь, потому что скрыться и раствориться среди населения нереально... Очень скоро после прилета в Танзанию я выучила еще пару десятков слов, чтобы яснее выражать свои желания. Или, наоборот, нежелание.
Здесь время тянется медленно, позволяя мне больше узнать африканскую жизнь, заставляя глубже понять душу страны и яснее уловить ее пульс - совершенно другой, не такой как в Европе и Азии. Вместе с новым днем, с первыми лучами солнца, начинается отсчет времени - восточно-африканского.
Мои истории часто возникали еще во мраке быстро отступающей ночи. Пока я ждала попутную машину, поезд, паром, новое колесо для сломанного автобуса, каждую свободную минуту я старалась записать увиденое и пережитое.
Так рождалась эта книга.